Семейство ленивцевые

Отряд неполнозубые (Edentata)
Семейство ленивцевые (Bradypodidae)

Трехпалый ленивец (Bradypus tridactylus)

Ленивцы – это весьма тупые и ленивые существа, производящие поистине жалкое впечатление. Передние конечности их значительно длиннее задних. Лапы вооружены большими серповидными когтями. Шея относительно длинна и поддерживает короткую круглую голову, похожую на обезьянью, с маленьким ртом, жесткими малоподвижными губами, маленькими глазами и небольшими ушными раковинами, которые вполне скрыты в мехе. Хвост представляет собой едва заметный зачаток.

Волосяной покров в старости длинный и грубый, как жесткое сено, и растет в направлении, обратном тому, которое встречается у других животных, т.е. от нижней части тела вверх*.

* Направленные таким образом густые и жесткие волосы защищают животных от тропических ливней.

У ленивцев, живущих на свободе, волосы зеленого цвета из-за водоросли, которая покрывает их. Строение позвоночника у него очень странное. Вместо 7 позвонков, из которых обыкновенно состоит шея, у некоторых ленивцев 6 шейных позвонков, у других 9, а в виде исключения и 10*.

* У двупалых ленивцев 6-7, редко 8 шейных позвонков. У трехпалых ленивцев, как правило, 8-9 (и даже 10) позвонков, их шея заметно длиннее, голова может поворачиваться на 270 градусов.

Число позвонков, снабженных ребрами, варьируется от 14 до 24. Зубная система состоит из 5 цилиндрических коренных зубов в каждом ряду. Первый зуб иногда имеет вид клыка; в нижней челюсти по большей части находится 4 зуба, а точнее, лишь остатки зубов*.

* Лишенные эмали (и потому темно-бурые) зубы растут всю жизнь, постепенно снашиваясь сверху. У трехпалых ленивцев бывает до 20 зубов.

Желудок продолговатой серповидной формы и разделен на правую и левую половину, между которыми вдается пищевод; правая, меньшая часть, трижды кишкообразно извита, левая разделена толстыми мускулообразными складками на три отдельных камеры. Сердце, печень и селезенка замечательно малы. Плечевые и бедренные артерии делятся, образуя так называемые чудные сети. Дыхательное горло тоже необыкновенного строения, так как достигает иногда замечательной длины и делает изгибы в грудной полости. Мозг небольшой с весьма малым количеством извилин, что указывает на незначительные умственные способности ленивцев.

Образ жизни всех этих животных почти одинаков, поэтому остановлюсь на описании двух наиболее известных видов этого семейства.

Более совершенными я считаю двупалых ленивцев. У них довольно большая плосколобая и тупорылая голова, относительно короткая шея, тонкое туловище без видимого снаружи хвоста, длинные тонкие конечности, из которых передние вооружены двумя, задние тремя сжатыми серповидными когтями, гладкая мягкая шерсть без подшерстка, 18 зубов и 6-7 шейных позвонков.

Унау, или двупалый ленивец (Choloepus didactylus), из Гвианы и Суринама достигает в длину приблизительно 70 см. Длинная шерсть направлена от груди и брюха к спине и образует здесь завитки. На голове волосы короче и направлены назад. На лице, голове и затылке волосяной покров серовато-оливкового цвета; на спине, где волосы направлены навстречу друг другу, он темнее, чем на нижней стороне; на груди, руках и плечах, а также голенях – оливково-бурого цвета. Голая морда буроватого цвета, лишенные волос подошвы передних и задних конечностей красного цвета, когти голубовато-серого. Радужная оболочка не очень большого глаза бурого цвета.

Трехпалые ленивцы (Bradypus) плотного телосложения, голова небольшая с усеченной наискось мордой, с твердыми губами и маленьким ртом, шея очень длинна, хвост, сплюснутый с боков, заметно выдается вперед, конечности довольно коротки и толсты, и обе пары их вооружены тремя очень сильно сжатыми с боков серповидными когтями. Волосы на голове с пробором и направлены вниз, а в остальных местах снизу вверх, подошвы лап покрыты волосами.

Ай, или трехпалый ленивец (Bradypus tridactylus), из Бразилии достигает общей длины в 52 см, из которых 4 см приходятся на хвост. Мех состоит из тонких, коротких и густых волос подшерстка, по которым лучше всего определять истинную окраску животного, и длинных, в высушенном состоянии жестких, довольно гладких, похожих на сено волос ости. По обеим сторонам спины от плеч до области хвоста тянется широкая продольная полоса буроватого цвета. Остальной мех бледного рыжевато-серого цвета, на брюхе серебристо-серый.

Если срезать длинные волосы на спине до лежащего под ними подшерстка, то выступит истинный цвет животного, и тогда станут заметны черно-бурая продольная полоса, пробегающая вдоль спины, и две белых полосы по бокам. Все три полосы резко ограничены, однако из-за длинных волос точно определить границы этих цветов невозможно*. Над глазами по направлению к вискам пробегает широкая белая полоска. Глаза окружены черно-бурым кольцом, и такая же полоса тянется вниз от висков. Когти желтоватого или буровато-желтого цвета.

* У самцов трехпалых ленивцев (В. tridactylus) и бурогорлых ленивцев (В. variegatus) между лопаток находится короткошерстное оранжевое пятно, пересеченное бурой полосой, идущей вдоль хребта. В этом месте, вероятно, расположена кожная пахучая железа. Удивительно, что Брем нигде не упоминает об этом пятне. Приходится предполагать, что лично Брему попадались лишь самки либо ошейниковые ленивцы (В. torquatus), оба пола которого лишены этого пятна.

Ленивцы водятся только в Южной Америке. Большие леса на влажных низменностях, где растительный мир столь разнообразен, являются основным местом их обитания. Чем пустыннее и тенистее лес, тем более привлекает он этих удивительных созданий. Будучи настоящими древесными животными, как обезьяна и белка, они в отличие от последних с трудом перебираются ползком с ветви на ветвь.

Пространство, которое свободно преодолевают легкие и резвые обезьяны, воспринимая это как увеселительную прогулку, для ленивца становится дальним путешествием. Соединившись иногда в небольшую семью, эти ленивые существа ведут скучную тихую жизнь и медленно странствуют с ветви на ветвь. Они весьма неловко передвигаются по земле, чего нельзя сказать про их поведение на деревьях. Их длинные руки позволяют им далеко хвататься за ветви, а благодаря сильным когтям они могут без труда удерживаться на деревьях.

Лазают ленивцы, впрочем, совершенно иначе, чем все остальные животные, живущие на деревьях: для них правилом служит то, что для других является исключением. Свешиваясь телом вниз, они протягивают к ветвям свои длинные руки, крепко вцепляются в них когтями и, не торопясь, передвигаются с ветви на ветвь, с сука на сук. Однако они кажутся ленивее, чем это есть на самом деле.

Будучи ночными животными, ленивцы проводят без движения целый день, но уже в сумерки становятся бодрее, а ночью странствуют хотя и медленно, но не лениво. Питаются исключительно почками, молодыми побегами и плодами, а в обильной росе, которую слизывают с листьев, находят достаточную замену недостающей им воды. Они, бесспорно, проявляют вялость и при добывании, и при принятии пищи.

Ленивцы невзыскательны, довольствуются малым и способны целые дни и даже недели, как утверждают некоторые, терпеть голод и жажду без вреда для себя. Они не оставляют дерева, пока оно доставляет им пищу; и только когда начинают ощущать недостаток в еде, решаются предпринять путешествие. Медленно передвигаясь, отыскивают они место, где ветви других деревьев соединяются с ветвями их дерева, и по этому мосту, цепляясь за сучья, перебираются на соседнее дерево.

Прежде утверждали, что ленивцы предпочитают одни виды деревьев другим, но сейчас отказались от этого мнения, так как узнали на основании наблюдений, что им годятся всякие деревья. Впрочем, несмотря на незначительную способность добывать пищу, они могли бы быть более разборчивыми. Растительный мир их родины так велик, что они без особого труда могли бы отыскать себе пищу по вкусу*.

* У каждого трехпалого ленивца свой ассортимент, состоящий в среднем из 25-30 видов растений. Под этот ограниченный набор и приспособлено пищеварение: набор микроорганизмов настолько специализирован, что резко сменить рацион оказывается невозможным. Вероятно, микрофлора передается от матери к детенышу. По этим причинам трехпалые ленивцы не выживают в неволе. Они умирают от голода, не успев приспособиться к непривычному ассортименту. Двупалые ленивцы менее привередливы в еде, само питание более разнообразно и не подвержено индивидуальным «вкусам». Помимо листьев они охотно едят плоды.
Крайне редко, обыкновенно только вечером или рано-рано утром, или же когда ленивец встревожен, можно услышать его голос. Он не громок и состоит из жалобных, продолжительных, высоких, коротких и резких звуков; некоторые наблюдатели передают его с помощью часто повторяемого звука «и». Однако современные ученые никогда не слышали, чтобы ленивец издавал звук «ай», который послужил поводом к французскому названию этого животного, или, как тоже уверяли прежние наблюдатели, то высокие, то низкие звуки. Днем можно слышать разве глубокие вздохи ленивца; на земле он не кричит, даже если его дразнят*.

* Обычно молчаливые, ленивцы издают ноздрями высокий свист при охране территории, поиске брачного партнера, общении между самкой и детенышем.

Из сказанного следует, что все органы чувств у ленивца одинаково развиты. Глаза его так слабы и невыразительны, как ни у какого другого млекопитающего. О том, что у него не отличный слух, можно судить уже по незначительной величине и скрытому положению ушных раковин. О его неразвитом осязании тоже известно. Относительно обоняния мы не можем сказать ничего, и лишь вкус мог бы считаться до некоторой степени развитым.

Душевные способности ленивцев также стоят на низшей ступени. Эти животные не отличаются понятливостью, они тупы, глупы и равнодушны. Ленивцев называют безобидными, но на самом деле они просто не способны к душевным проявлениям. У них, как говорят путешественники, нет сильных порывов страстей, они не знают страха, но не обладают и мужеством и, по-видимому, не испытывают ни радости, ни печали.

Эти сообщения, по моим наблюдениям, не вполне верны. Большинство наблюдателей обыкновенно забывают, что ленивцы – ночные животные, о способностях которых нельзя судить, основываясь на наблюдениях, сделанных днем. Название «ленивец» относится больше к спящему животному; во время бодрствования оно движется медленно, но вовсе не лениво. Его мало развитый мозг, конечно, не способствует проявлению значительных душевных качеств. Однако нельзя сказать, чтобы ленивец вовсе не понимал окружающей обстановки и господствующих в ней условий, чтобы он не проявлял любви, ненависти, не выказывал дружбы к себе подобным или вражды к другим животным, чтобы он был не способен примениться к изменившимся обстоятельствам*.

* У ленивцев замедлены большинство физиологических процессов в организме. Речь идет не только о пищеварении. Они делают не больше 6-7 вдохов в минуту. Температура тела низка и меняется в зависимости от колебаний температуры среды в амплитуде 24-35 градусов.

Ленивцы рождают одного детеныша. Он является на свет сплошь покрытый волосами и даже уже со значительно развитыми пальцами и когтями и тотчас после рождения вцепляется этими когтями в длинные волосы матери, обвивая лапами ее шею. Мать носит его таким образом всюду с собой.

Сначала она, по-видимому, относится к детенышу с большой нежностью, но материнская любовь скоро остывает, и глупая самка не заботится более о нем, не кормит и не чистит его и не оказывает ему другие услуги. Она равнодушно позволяет оторвать его от своей груди и лишь незначительное время обнаруживает известное беспокойство, как будто бы потеряла что-то особенно важное. Самка узнает свое детище лишь тогда, когда оно коснется ее или она его. Крик же его она как будто не слышит*.

* У трехпалых ленивцев беременность длится 5-6 месяцев, у двупалых – 11. Детеныш рождается крупный – 25 см.

Часто случается, что самка дня два голодает или по крайней мере не заботится о пище. Несмотря на это, она непрерывно кормит молоком своего детеныша, который прицепляется к ней так же крепко, как она к ветви дерева. Обо всем этом сообщают путешественники, передавая, быть может, рассказы индейцев, но насколько это верно – большой вопрос. С тех пор как я начал держать у себя ленивцев и наблюдать за ними, я пришел к совершенно иным взглядам.

Нельзя сказать, чтобы у этих беспомощных созданий было много недоброжелателей. Благодаря жизни на деревьях они избегают самых опасных для них врагов – млекопитающих. Кроме того, их мех в общем совершенно похож по цвету на сучья, на которых они неподвижно висят, как плоды на дереве, так что нужен привычный соколиный глаз индейца, чтобы отыскать спящего ленивца.

Впрочем, эти животные не так уж безоружны, как может показаться на первый взгляд. На дереве до них, естественно, трудно добраться, а если ленивцев застать врасплох на земле и попытаться поймать их, то они довольно быстро опрокидываются на спину и схватывают нападающего когтями; сила их рук, во всяком случае, очень значительна. Даже сильному человеку трудно освободиться от обхватившего его ленивца или оторвать это животное от ветви дерева, к которой оно прицепилось. Если не отцеплять одну ногу за другой и не держать их, то это и вовсе не удастся*.

* Ленивцы могут неплохо защищаться ударами когтей, о чем говорят шрамы на шкурах хищников. Опасность представляют также длинные клыкообразные зубы двупалых ленивцев. Сами ленивцы малочувствительны к боли и обладают удивительной способностью исцеляться даже от серьезных ран. Широкие ребра с дополнительными сочленениями в какой-то степени защищают грудную клетку и внутренние органы от когтей хищников. Благодаря своему положению «под веткой» ленивец оказывается труднодоступен для хищных зверей типа оцелота или тайры. Однако ни положение, ни неподвижность, ни маскировка не спасают его от главного врага – лесного орла гарпии. Ленивцы составляют до трети ее рациона. Серьезную угрозу для ленивцев представляют крупные удавы.
Польза, которую приносят ленивцы, чрезвычайно ничтожна. В некоторых местностях индейцы и негры едят их мясо, неприятный запах и вкус которого противны европейцам. Из очень жесткой, крепкой и прочной кожи этих животных делают покрышки для седел и мешки. Вреда эти животные не могут причинить. Они тоже стоят в списке животных, приближающихся к окончательному истреблению.

Ленивцы могут обитать лишь в самых отдаленных лесах, и, пока топор все далее и далее проникающего европейца щадит еще величественные деревья, доставляющие им кров и пищу, до тех пор они будут пользоваться жизнью. Нас не должно удивлять, что об этих странных животных распространялось много поверий и сказок.

Первые рассказы о них принадлежат Овиедо, который говорит приблизительно следующее: «Perico ligero самое ленивое животное, какое можно видеть на свете. Он так неуклюж и нетороплив, что ему нужен целый день, чтобы пройти лишь 50 шагов. Первые христиане, увидевшие его, помнили, что в Испании негров обыкновенно называют в насмешку «белыми Иванами», и потому дали ленивцам в шутку название «проворные собачки».

Это одно из самых удивительных животных. Взрослое животное длиной две пяди и немногим менее в толщину. У него четыре тонких ноги, пальцы которых срослись между собой, как у птиц. Ни когти, ни лапы не устроены так, чтобы они могли поддерживать тяжелое тело, и потому брюхо почти волочится по земле. Шея вытянута прямо вверх, такой же толщины, как пест ступки; голова почти не отличается от нее, лицо круглое, похоже на лицо совы и окружено волосами, так что оно лишь немного больше в длину, чем в ширину, глаза малы и круглы, ноздри – как у обезьян, рот маленький.

Ленивец двигает шею то в одну, то в другую сторону, как будто чему-нибудь удивляется. Его единственное желание и удовольствие заключаются в том, чтобы вешаться на деревьях или на чем-нибудь, где он может лазать; и потому его часто можно видеть на деревьях, по которым он медленно взбирается.

Его голос очень отличается от голосов других животных. Поет ленивец всегда только ночью, издавая время от времени каждый раз по шесть звуков, сначала один выше другого, а затем все тише и тише: ла, ла, соль, фа, ми, ре, до. Потом кричит шесть раз – ха, ха, ха, ха, ха, ха. Пропев раз, он некоторое время ждет и снова повторяет то же.

Я считаю его ночным животным. Иногда христиане ловят ленивца и приносят его домой, где он по обыкновению медленно ползает, и его нельзя ни угрозами, ни толчками принудить двигаться быстрее. Если животное находит дерево, то влезает тотчас же на самые высокие ветви и остается там 10, 12 и даже 20 дней; что оно ест, неизвестно.

Я держал его дома, и, по моему наблюдению, оно, должно быть, питается воздухом. Того же мнения придерживаются и многие другие наблюдатели, так как никто не видел, чтобы ленивец что-нибудь ел. Он по большей части поворачивает голову и рот в ту сторону, откуда дует ветер; отсюда следует, что воздух, должно быть, очень приятен ему. Ленивец не кусается, да и не может кусаться, так как рот его очень мал; он также не ядовит. Вообще же я никогда не встречал ранее столь глупого и бесполезного животного, как он».

Многое из того, что сообщает рассказчик, совершенно верно. Преувеличения встречаются позднее, например, у Стедмана. Он говорит, что ленивцу требуется два дня, чтобы добраться до вершины дерева средней величины, и что он не оставляет дерева, пока находит на нем какую-нибудь еду. По пути наверх ленивец поедает будто бы столько, сколько ему нужно, чтобы совершить свое путешествие, но, добравшись до вершины, он совершенно объедает ее. Так он поступает, чтобы не умереть с голоду, когда вернется на нижние ветви в поисках другого дерева. Если бы ленивец объел нижнюю часть вершины, то, естественно, должен был бы погибнуть от трудностей, связанных с путешествием на другие деревья.

Некоторые утверждают также, что ленивец свертывается клубком и падает с дерева будто бы для того, чтобы избавить себя от труда двигать членами. Принц фон Вид первый сообщил ясные и свободные от предрассудков наблюдения; после него нам давали сведения главным образом Куа и Гэмар и, наконец, Шомбургк*.

* Несмотря на кажущуюся беспомощность и примитивность, ленивцы считаются одними из самых преуспевающих животных американских тропиков и практически не имеют конкурентов в своей экологической нише. Поскольку ленивцы хорошо замаскированы, скрытны, а днем почти неподвижны, то они, как недавно установили ученые, являются самыми многочисленными обитателями дождевых лесов – на 1 га приходится по 6-7 особей одного вида.